[an error occurred while processing this directive]
 
Бумеранг
Алексей Ледяев
 
   
Глава 11
Грозная телеграмма

А теперь вернемся во дворец короля Давида. Обстановка продолжала оставаться гнетущей и напряженной. Бог молчал, и небо молчало. Как каждый духовный человек, Давид понимал, что молчание не будет бесконечным и однажды на-ступит развязка - Бог выскажет ему Свою точку зрения по этому поводу. Неважно, какой она будет, но, все равно, будет уже легче. Дни, похожие один на другой, серые и однообразные, тянулись скучной чередой, пока однажды в его дверь не постучали. Это был Нафан. С депешей. Письма пишут не только на земле, но и на небесах. Почта работает не только по горизонтали, но и по вертикали. Если письма людей могут так серьезно влиять на человеческие судьбы, то Божьи письма - тем более. 

Нафан стоял перед серьезной задачей. Отдать запечатанный конверт и уйти, это было бы намного проще. Но в этом случае он сам должен был стать живым письмом. Обличать обыкновенного человека не всегда хватает смелости, а здесь - царь, которому в глаза нужно высказать все его преступления. Это огромный риск. Примет или не примет, раскается или велит казнить? Обличать царей - дело не из простых. Для этого Бог находит сильных людей, духовных и бескомпромиссных. Нафан знал Господа. Знал он и Давида. Как много мудрости потребовалось для того, чтобы не ожесточить, но смирить и исправить царское сердце. "Если и впадет человек в какое согрешение, ВЫ ДУХОВНЫЕ исправляйте такового" (Гал. 6:1). 

Исправить согрешающего могут только ДУХОВНЫЕ ЛЮДИ, на которых явно пребывает помазание и действуют дары Духа Святого. Как давно Давид не слышал Господа! С тех пор как Вирсавия вошла в его жизнь. Нафан начал без пышных предисловий: "Итак, царь, у меня к тебе слово от Господа". 

"В одном городе были два человека, один богатый, а другой бедный. У богатого было очень много мелкого и крупного скота; а у бедного ничего, кроме одной овечки, которую он купил маленькую, и выкормил, и она выросла у него вместе с детьми его; от хлеба его она ела, и из его чаши пила, и на груди у него спала, и была для него, как дочь" (2Цар. 12:1-3). 

Дар слова мудрости удивительным образом создает атмосферу искренности, доверия и сердечной расположенности. Не ожесточает и не загоняет человека в угол. "НО МУДРОСТЬ, СХОДЯЩАЯ СВЫШЕ, во-первых чиста, потом мирна, скромна, послушлива, полна милосердия и добрых плодов, беспристрастна и нелицемерна" (Иак. 3:17). 

Мудрость гасит конфликты. Мудрость разрушает гордость. Мудрость смиряет человека. 

"И пришел к богатому человеку странник, и тот пожалел взять из своих овец или волов, чтобы приготовить обед "для странника, который пришел к нему, а взял овечку бедняка и приготовил ее для человека, который пришел к нему" (2Цар. 12:4). 

Вначале Давид не понял, о чем идет речь. Эта трогательная история взволновала его сердце. Непосредственно, как ребенок, он проникся одновременно ревностью и состраданием. 

"Сильно разгневался Давид на этого человека, и сказал Нафану: жив Господь! ДОСТОИН СМЕРТИ человек, сделавший это. И за овечку он должен заплатить вчетверо, за то, что он сделал это, и за то, что не имел сострадания" (2Цар. 12:5-6). 

Как трудно бывает прощать собственные пороки в других людях. И как слабые существа мы используем нападение как лучшее средство защиты. Блудники, как правило, всегда бичуют блудников. Сыны маммоны, как правило, беспощадно бичуют сребролюбие и алчность. Скрытая гордость, как правило, бичует высокомерие и всегда призывает к смирению. "Как же ты, уча другого, не учишь себя самого?" (Рим. 2:21). Дешевая религиозная драпировка. 

"СИЛЬНО РАЗГНЕВАЛСЯ ДАВИД". Да, мы сильно гневаемся на своих двойников, но этот гнев - человеческий гнев. Он не творит правды Божьей. Если бы мы судили себя, то не были бы судимы и наказуемы (1Кор. 11:31). Вместо того чтобы заниматься чужими "сучками", Иисус советует заняться собственными "бревнами". Вместо того чтобы гневаться на двойников, од-нажды разгневайся на себя: на свой характер, на свой эгоизм, на свою плоть со страстями и похотями и скажи: "Достоин смерти мой ветхий человек. Смерть ему на Голгофском кресте. Да будет распят!" 

"Но те, которые Христовы, распяли ПЛОТЬ со страстями и похотями" (Гал. 5:24). Нет, не чужую, свою плоть. Проблема не в двойниках. Проблема в нас самих. 

Давид был взволнован, возбужден и готов был лично и публично казнить того негодного и бессердечного человека, но, вдруг... как гром среди ясного неба: "Ты - тот человек" (2Цар. 12:7). 

ТВОЙ приговор - для ТЕБЯ. Ты сказал. Давид вздрогнул. Завеса упала с глаз, и он увидел собственную наготу. Слово, как меч, как молот, как гром, как бомба, взорвалось в сознании Давида, мгновенно превратив в руины и осколки тщательно продуманную конструкцию его семейного счастья. Все рухнуло. Слово от Бога проникло до сокровенных глубин, до разделения души и духа.

 

Предыдущая глава    Оглавление   Следующая глава



2001–2018 Электронная христианская библиотека