Каталог
Новости
Издательства
Коротко о нас
Помощь
Предупреждение

Данное художественное произведение предназначено для ознакомления, а также для
свидетельства и распространения библейского учения.

Любое коммерческое использование настоящего текста без ведома
и прямого согласия владельца авторских прав
Не допускается!
Если вы желаете приобрести данный материал,
то вам необходимо обратиться в издательство для получения более подробной информации.

   
Сокровище в глиняных сосудах
Вочман Ни 
 
   

СОКРОВИЩЕ В ГЛИНЯНЫХ СОСУДАХ

Тексты Писания: 2 Кор. 1:8-9; 4:7-10; 6:8-10; 12:7-10

ТОТ САМЫЙ ПАВЕЛ ИЗ ВТОРОГО ПОСЛАНИЯ К КОРИНФЯНАМ

Когда мы внимательно читаем Второе послание к Коринфянам, кажется, что мы встречаем двух людей - Павла в себе самом и Павла во Христе. Всё, о чем говорит Павел, с первой до последней главы этого послания, написано в одном ключе. Сквозь все послание проходит один руководящий принцип, суть которого мы можем изложить собственными словами Павла: "Сокровище сие мы носим в глиняных сосудах". В самой первой главе мы видим "сие сокровище" в глиняном сосуде; и до самой последней главы мы продолжаем встречаться с глиняным сосудом, но при этом мы продолжаем встречаться и с сокровищем.
Второе послание к Коринфянам - наиболее личностная из всех книг Нового Завета. Другие послания доносят до нас откровение от Бога, но Второе послание к Коринфянам уникально в том отношении, что оно показывает нам тип человека, через которого Бог преподает Свое откровение. Не будь у нас этого послания, мы, возможно, знали бы, какое дело совершил Павел, но мы не знали бы, каким человеком был тот, кто совершил это дело. Он был глиняным сосудом.

ИДЕАЛЬНЫЙ ХРИСТИАНИН

Когда я стал христианином, у меня было свое собственное представление о том, что значит быть христианином, и я изо всех сил старался быть именно таким христианином. Я думал, если бы я мог достичь того уровня, который задумал, то я уже достиг совершенства. Достичь совершенства было делом моего честолюбия, но у меня было свое собственное понимание относительно уровня совершенства. Я думал, что совершенный христианин должен улыбаться с утра до вечера, а если он хоть раз прольет слезу, то перестанет быть победителем. Я думал, что совершенный христианин должен быть очень храбрым человеком; если при каких-нибудь обстоятельствах он проявляет хоть малейший признак страха, то ему не хватает веры, говорил я, он не может уповать на Господа, он несовершенен.

ПАВЕЛ БЫЛ ЧЕЛОВЕКОМ

Я продолжал придерживаться этих четко определенных идей относительно того, каким должен быть христианин, пока однажды, читая Второе послание к Коринфянам, я не дошел до места, где Павел говорил, что он опечален. Я замер. "Павел опечален?" - подумал я. Затем я прочитал, что он пролил много слез, и подумал: "Может ли это быть на самом деле, чтобы Павел плакал?" Я читал, что он был притесняем, что он был в смятении; и думал: "Действительно ли Павел был притесняем? Действительно ли Павел был в смятении?" Еще я прочитал следующее: "Мы отягчены были чрезмерно и сверх силы, так что не надеялись остаться в живых". И я раздумывал: "Мог ли Павел потерять надежду?" Мне никогда не приходило в голову, что такой человек, как Павел, мог испытывать что-либо подобное. Но по мере того как я читал, у меня постепенно открывались глаза на тот факт, что христиане - не ангельские существа иного порядка и что Павел не был столь отдален от нас. В действительности я обнаружил, что Павел был человеком, и что он был точно таким же человеком, каких знаю я.
Здесь виден человек, который боится, но при этом он силен; он окружен врагами, но при этом не связан; он выглядит так, как будто он побежден, но он не уничтожен. Вы можете увидеть, что он слаб, но он провозглашает, что когда он слаб - он силен. Вы можете увидеть, что он носит в своем теле мертвость Иисуса, но он говорит, что жизнь Иисуса также открывается в его теле. Вы слышите, что его порицают, но вы также слышите и похвалу о нем. Он кажется "обманщиком", однако он "верен". Кажется, что он "неизвестен", но его "узнают". Его почитают "умершим", но все же он "жив". Он - как те, кого "огорчают", а они всегда радуются; они нищи, но многих обогащают; они ничего не имеют, но всем обладают. Таков христианин!

ДУХОВНЫЙ ПАРАДОКС

Понимаете ли вы, что значит быть христианином? Быть христианином значит быть человеком, в котором присутствует фундаментальное противоречие. Христианином является тот, в ком заключен неотъемлемый парадокс. Этот парадокс - от Бога. Некоторые люди мыслят о христианстве как о сплошном сокровище без глиняных сосудов. И если они где-нибудь встретят глиняный сосуд, они считают, что все не так. Но Божьи представления совершенно отличаются от человеческих. Вот мысль Бога: "Сокровище сие мы носим в глиняных сосудах". Поэтому не все так безнадежно, если очевиден глиняный сосуд. Замысел Божий не отменяет глиняного сосуда; он помещает в него сокровище.

Сокровище всегда находят именно в глиняном сосуде.
Я бы сказал, что нет ни одной души, чей глиняный сосуд был бы настолько глиняным, что внутри него не могло появиться сокровище. Красота сокровища лишь усиливается глиняным сосудом, в который оно помещено. Павел был человеком, настоящим человеком, но жизнь Господа воссияла через его жизнь. Он не был роботом, у него были чувства. И он не был ни неизменно печальным, ни неизменно радостным. В то самое время, когда он был печален, он был и радостен. Даже когда слезы текут по лицу, оно может расплываться в улыбке - вот характерная черта христианства.
Мы продолжаем надеяться, что встречая христиан, мы не увидим и следов глиняных сосудов, и все же встречая истинных детей Господних, мы сразу же узнаём их ярко выраженную индивидуальность. Мы узнаём, что они за люди сами по себе, а также что они представляют из себя в Господе. Я знал сестру, у которой был очень вспыльчивый характер. Она была вспыльчива во всем - в словах, в упреках, в написании писем, в уничтожении написанных ею писем. Вы сразу же могли бы увидеть, какой она человек, но в то же самое время вы могли бы увидеть в ней Господа. Вы могли бы увидеть ее страдания в испытаниях, но в то же самое время увидеть ее духовное богатство. Вы могли бы увидеть сокровище в глиняном сосуде.
Многие люди говорят мне, что они молятся о чем-то; они утверждают, что у них есть вера в Бога, и они абсолютно уверены, что Он услышал их молитву и выполнил их просьбу. Но ничего не происходит. Почему? Потому, что их вера слишком чудесна. Сокровище находится не в глиняном сосуде.
Многие другие приходят ко мне и рассказывают о своих страхах и дурных предчувствиях, возникающих даже тогда, когда они стремятся полагаться на Господа. Они излагают свои просьбы и полагаются на Божьи обетования. Но постоянно сами собой возникают сомнения. Позвольте мне сказать вам, что истинную веру нельзя убить сомнением. Сокровище истинной веры появляется в глиняном сосуде сомнения, и этот глиняный сосуд не обесценивает сокровище. В такой оправе сокровище сияет с еще большей красотой. Не поймите меня превратно - я не поощряю сомнение. Но я действительно хочу ясно показать, что христианство - это вопрос не только сокровища, и не только глиняных сосудов, но вопрос сокровища в глиняных сосудах.
Я люблю вспоминать молитвы ранней церкви за избавление Петра из рук грешников. Когда Петр возвратился и постучал в дверь, верующие сказали, что это был его ангел. Вы понимаете? Там была вера, истинная вера, та вера, посредством которой можно получить ответ от Бога; но присутствовала еще и слабость человека, и эта слабость была явно выражена. Сегодня вера, которую проявляют многие из народа Божьего, сильнее той, которая проявлялась у верующих, собравшихся в доме Марии, матери Иоанна Марка. И во всем они совершенно убеждены. Они уверены, что Бог пошлет ангела и каждая из дверей тюрьмы будет распахнута. Если налетает порыв ветра - это Петр стучится в дверь! Если забарабанит дождь - опять Петр стучится в дверь! Эти люди слишком доверчивы; их вера - не подлинная вещь. В христианстве всегда присутствует глиняный сосуд, хотя дело вовсе не в глиняном сосуде, а в сокровище внутри него. В жизни нормального христианина именно тогда, когда вера поднимается со всей убежденностью, чтобы положиться на Господа, одновременно может возникнуть вопрос, не ошибся ли он случайно. Когда он наиболее крепок в Господе, он часто больше всего осознает свою немощь; когда он наиболее храбр, он начинает беспокоиться о страхе внутри себя; когда он наиболее весел, на него обрушивается чувство подавленности. Тот парадокс ясно показывает, что в глиняных сосудах находится сокровище.

СИЛА БОЖЬЯ ПРОЯВЛЯЕТСЯ В ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ НЕМОЩИ

Павел говорит нам, что у него во плоти было жало. Я не знаю, что это было за жало, но я знаю, что оно ослабляло, и что Павел три раза молился о его удалении. Но Бог ответил: "Довольно для тебя благодати Моей, ибо сила Моя совершается в немощи". Как может сила Господня явиться в совершенстве в немощном человеке? Именно это и есть христианство. Христианство - это не удаление немощи и это не только лишь проявление божественной силы; это проявление божественной силы в человеческой немощи. Христианство привносит новый чудесный порядок не ангельских существ, но человеческих существ, в немощи которых проявляется божественная сила. Позвольте пояснить это на примере.
Как-то я был серьезно болен. За два месяца мне три раза делали рентген и каждый раз результаты были мрачными. Я молился и верил. Я надеялся, что Бог исцелит мою болезнь, но хотя несколько раз я испытывал большой прилив сил, корень проблемы оставался, так что всегда сохранялась возможность рецидива. Я был раздражен. Зачем мне нужен временный прилив сил? Однажды, читая Библию, я дошел до главы во Втором послании к Коринфянам, в которой Павел молился, чтобы Бог удалил его "жало". Бог не сделал этого, но сказал: "Довольно для тебя благодати Моей". Благодаря присутствию жала ему было даровано увеличение благодати. Поскольку сохранялась немощь, была добавлена благодать. Я увидел - это и есть христианство! Я молился за более ясное видение, и ко мне пришла мысль о лодке, которая не может проплыть из-за валуна, который на полтора метра выступает из русла реки. До этого я как бы молился: "Господь, если Тебе угодно, убери валун". Теперь же внутри меня возник вопрос: "Что лучше: если бы полутораметровый валун был убран, или если бы Господь поднял уровень воды на полтора метра?". Я ответил: "Было бы лучше, если бы поднялся уровень воды". С этого дня ушли многие мои трудности. Я не осмеливаюсь сказать, что никогда не испытывал искушений, но, слава Богу, я обнаружил, что у Него есть средство справиться с трудностями не устраняя их. Христианство заключается не в том, чтобы убирать валуны, а в том, чтобы поднимать уровень воды. У вас есть трудности? Да. У вас есть немощи? Да, у всех они есть. Но имейте в виду, что Господь в плане отрицания не преследует цель устранить наши немощи; а в плане утверждения Он не стремится к неразборчивому одариванию силой. Вся сила, которую Он дает, проявляется в немощи. Всё сокровище, которое мы имеем, находится в глиняных сосудах.

ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ НЕМОЩЬ НЕ ОГРАНИЧИВАЕТ СИЛЫ БОЖЬЕЙ

Поводом для великой благодарности Богу является то, что ни какая человеческая немощь не ведет к ограничению божественной силы. Мы склонны думать, что там, где существует печаль, не может быть радости; что там, где слезы, не может быть хвалы; что там, где присутствует немощь, там должна отсутствовать сила; что там, где есть сомнение, не может быть веры. Но позвольте мне открыто заявить о том, что Бог стремится подвести нас к признанию того, что все, присущее человеку, предназначалось лишь для образования глиняного сосуда, содержащего божественное сокровище. И впредь, когда мы чувствуем уныние, давайте откроем путь не ему, но Господу; и сокровище воссияет с еще большей славой, находясь в глиняном сосуде. Я здесь не теоретизирую; я знаю, о чем говорю. В этом и кроется слава христианства - в том, что Божье сокровище может быть явлено в каждом глиняном сосуде. Христианство - это парадокс, и по мере того, как мы, христиане, живем этой парадоксальной жизнью, мы приходим к познанию Бога. Чем дальше мы продвигаемся в христианской жизни, тем парадоксальнее она становится. Сокровище проявляется все сильнее, но глиняный сосуд - это по-прежнему глиняный сосуд. Это так прекрасно. Посмотрите хотя бы на божественное терпение в человеке, который по природе нетерпелив, и сравните это зрелище с человеком, которого никогда ничто не может расшевелить. Взгляните на божественное смирение в том, кто по природе высокомерен, и сравните с тем, кто склонен к застенчивости. Взгляните на силу Божью в слабохарактерном человеке и сравните это с природно сильным характером. Разница огромна.
Люди, слабые от природы, всегда склонны думать, что они ни на что не годны из-за глиняного качества сосудов; но не следует впадать в уныние, поскольку сокровище внутри сосуда обладает таким качеством, что сияет с еще большим великолепием изнутри такого сосуда. Братья и сестры, разрешите мне еще раз сказать, что весь вопрос состоит в качестве сокровища, а не в качестве сосуда, который его содержит. Глупо подчеркивать отрицательную сторону, мы заботимся о положительной. Господь способен явить Себя в жизни каждого из нас, и когда это произойдет, многие узрят сокровище.


Смотрите так же



2001–2017 Электронная христианская библиотека