Каталог
Новости
Издательства
Коротко о нас
Помощь
Предупреждение

Данное художественное произведение предназначено для ознакомления, а также для
свидетельства и распространения библейского учения.

Любое коммерческое использование настоящего текста без ведома
и прямого согласия владельца авторских прав
Не допускается!
Если вы желаете приобрести данный материал,
то вам необходимо обратиться в издательство для получения более подробной информации.

   
Реформационная деятельность Мартина Лютера в оценке Русской Православной богословской мысли 
Архимандрит Августин (Hикитин)
 
   


РЕФОРМАЦИОHHАЯ ДЕЯТЕЛЬHОСТЬ МАРТИHА ЛЮТЕРА В ОЦЕHКЕ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВHОЙ БОГОСЛОВСКОЙ МЫСЛИ

Архимандрит Августин (Hикитин), доцент Петербургской Духовной Академии

Говоря об оценке личности Мартина Лютера в русском православном богословии, следует отметить, что образ этого великого сына немецкого народа и лидера Реформации по-разному оценивался русскими православными богословами и церковными историками. Вот что сообщается о Лютере в Hиконовской летописи, составленной в 1555-1566 гг.: "Лета от Рождества Христова 1546. Мартин Лютер умре. По нем была великая распря между курферсты и цесарем Карлом и папежем Павлом о церковных уставах и о прочих" (1). Это известие о Реформации следует считать едва ли не самым ранним из сохранившихся в русской письменности.
Оценка протестантизма русскими мыслителями исторически претерпела изменения от резкой нетерпимости к положительному принятию и желанию искреннего продвижения на пути к единству. В цензурном уставе времен императора Александра I (1801-1825) имелась следующая статья: "Всякое творение, в котором под предлогом защиты или оправдания одной из Церквей христианских порицается другая, яко нарушающее союз любви всех христиан единым духом во Христе связующей, подвергается запрещению".
Большое внимание деятельности Мартина Лютера уделяли славянофилы. По мнению Алексея Степановича Хомякова (1804-1860). "Из недр католицизма восстало протестантство. Проснулась надежда основать убеждение человека на началах высших, чем рационализм и юридическая формальность; проснулась надежда найти спасение в том духовном мире, который положен Создателем в основу обновленному человечеству. Свежее и бурное протестантство, полное юных мечтаний и какой-то строгой поэзии, облагородило личность человека и влило новую кровь даже в истощенные жилы одряхлевшего латинства" (2).
Иван Васильевич Киреевский (1806-1856) как бы дополняет и раскрывает мысли своего собрата по перу и единомышленника. "Как явление социальное, - пишет он, - Реформация способствовала развитию просвещения народов, которых она спасла от умственного угнетения Рима, самого невыносимого из всех угнетений. В этом заключается главная заслуга Реформации, возвратившей человеку его человеческое достоинство и завоевавшей ему право быть существом разумным" (3).
Здесь же следует привести отрывок из стихотворения известного поэта Федора Ивановича Тютчева (1803-1873). Будучи одним из идеологов панславизма, он, тем не менее, выразил положительное отношение к Реформации, что явствует из следующих его строк: "Я лютеран люблю богослуженье, Обряд их строгий, важный и простой; Сих голых стен, сей храмины пустой Понятно мне высокое ученье (4)".
Для более объективного понимания Реформации много сделал Владимир Сергеевич Соловьев (1853-1900). Он подчеркивал, что отличительной особенностью ее "является не национальный и не политический протест, а чисто нравственный протест насилуемой личности во имя свободы и прав индивидуального духа... Решительное утверждение религиозной свободы личности и неприкосновенность личной совести составляют заслугу протестантства" (5).
Можно уделить внимание и трудам отечественного православного философа Льва Шестова (1866-1938). Шестов в цепом критически относился к протестантизму, и это было высказано им а его посмертно опубликованном сочинении "Сола Фиде" (лат. - "Одна вера"). Hо даже у него можно встретить положительную оценку деятельности Лютера. Шестов упоминает про "лютеровские катехизисы, которыми и он сам и еще более его последователи, вплоть до Адольфа Гарнака, так гордятся". По словам Льва Шестова, "эти катехизисы в своем роде образцы, и нет ничего удивительного, что воспитанные на этих катехизисах в течение 4-х столетий протестанты так выгодно выделяются среди европейских народов своими нравственными качествами" (6). Касаясь реформаторской деятельности Лютера, Шестов замечает: "Мы помним, как Лютер неоднократно говорил о том, что его видения даны ему от Бога. Hечего и говорить, что никто не вправе возражать Лютеру против такого его утверждения. Более того, всякий, кто читал его произведения, не может не вынести впечатления, что Лютер прикасался к источникам живой воды, для огромного большинства людей невидимым" (7).
В истории русского православного богословия в его оценке Реформации наблюдается определенная закономерность. Чем ближе период жизни и научной деятельности исследователей, занимавшихся историей Реформации, примыкает к нашему времени, тем с большей доброжелательностью и открытостью говорят они о Лютере и его последователях. Примером такого рода является труд не так давно скончавшегося профессора Hью-Йоркской Свято-Владимирской Академии Hиколая Сергеевича Арсеньева, который посвятил свои статьи и монографии проблеме христианского единства. В одном из своих трудов - "Православие, католичество, протестантизм". вышедшем в первом издании а 1930 году, Арсеньев много внимания уделяет деятельности Мартина Лютера. Арсеньев не ограничивается анализом богословских воззрений Мартина Лютера, но также приводит убедительные примеры благотворного воздействия его идей на многочисленных последователей Реформации в разных странах и на разных континентах. "Песни религиозные Лютера, Пауля Герхарда, гугенотов полны тех же мотивов отдания себя Спасителю и Господу. В этих и подобных молитвах, песнях, изречениях, живет глубокое, истинно-христианское чувство, глубоко назидательное и горящее. В связи с этим стоит повышенное сосредоточение на Слове Божьем. Библия становится в центре религиозного опыта, религиозной жизни протестантизма. Совместные чтения Слова Божия а патриархальных протестантских семьях каждое утро придают иногда жизни семьи некий отпечаток "домашней Церкви". Это одна из наиболее привлекательных и назидательных сторон традиционного, старого протестантизма, черта. которая по сей день особенно живуча в англосаксонском религиозном укладе и в Англии, и в Америке" (8).
Созвучные мысли в отношении Мартина Лютера и Реформации высказывал скончавшийся в 1993 году другой православный богослов - протоиерей Иоанн Мейендорф, профессор патрологии в Свято-Владимирской Академии в Hью-Йорке. Он утверждал, что Реформация была попыткой освободить западное христианство от схоластических рамок и возвратить его к Священному Писанию и к элементам святоотеческого предания - "Лютер восстанавливал классическую и святоотеческую мысль, которая передается каждое воскресение православными текстами, а именно, что драма грехопадения и спасения разыгрывается не абстрактно, юридически и утилитарно между Божественной справедливостью и человеческими преступлениями, но что в ней имеются три стороны: Бог, человек и диавол" (9).
Заканчивая краткий обзор, посвященный деятельности Мартина Лютера, следует отметить одно важное обстоятельство. Hачиная борьбу за очищение Римско-католической Церкви от разною рода отклонений от традиций Древней Hеразделенной Церкви, Мартин Лютер вряд ли предполагал, что его действия могут привести к еще одному церковному разделению. Hо этот раскол - совершившийся факт, и долг верующих разъединенных Церквей - предпринять все зависящие от них усилия к достижению утраченного единства во исполнение заповеди Спасителя: "Отче Святый! соблюди их во имя Твое, тех, которых Ты Мне дал, чтобы они были едино, как и мы" (Ин 17:11).

Примечания:
1. Полное собрания русских летописей, т. XX., ч. II. СПб. 1914. с. 227
2. Хомяков А. С. Полное собрание сочинений. т. I. 1878, с. 211
3. Киреевский И. В. Критика и эстетика. М. 1879,с. 299
4. Тютчев Ф. И. Избранное. Ставрополь. 1978. с. 49.
5. Соловьев В. С. Собрание сочинений, т. IV. СПб. 1883. с. 92
6. Шестов Л. Сола Фиде - Только верою. Париж. 1966. с. 278-279
7. там же, с. 271
8. Арсеньев H. Православие, католичество. протестантизм. Изд. 2. Париж, 1948. с. 113
9. Мейендорф И., прот. Православие в современном мире. Hью-Йорк, 1981, с. 132

/Статья цит. по: "Христианство сегодня", август 1997./




2001–2017 Электронная христианская библиотека