Каталог
Новости
Издательства
Коротко о нас
Помощь
Предупреждение

Данное художественное произведение предназначено для ознакомления, а также для
свидетельства и распространения библейского учения.

Любое коммерческое использование настоящего текста без ведома
и прямого согласия владельца авторских прав
Не допускается!
Если вы желаете приобрести данный материал,
то вам необходимо обратиться в издательство для получения более подробной информации.

   
Филипп Меланхтон и православный Восток 
Архимандрит Августин [Никитин] 
 
   


ФИЛИПП МЕЛАНХТОН И ПРАВОСЛАВНЫЙ ВОСТОК

Архимандрит Августин [Никитин], доцент Петербургской Духовной Академии

После кончины Мартина Лютера, последовавшей в 1546 г, Филипп Меланхтон стал общепризнанным лидером немецкой Реформации. Он способствовал распространению в Германии классического образования, за что его называли "Учитель Германии". Меланхтон был автором многих богословских трактатов, а также педагогических сочинений, сохранивших свое значение вплоть до нашего времени.
В сравнении с Лютером Меланхтон занимал более примирительную позицию в отношении к инославию. Он был автором лютеранской вероучительной книги "Аугсбургское исповедание" (1530 г). Это сочинение носило примирительный характер по отношению к Римско-Католической Церкви. Но поскольку католические богословы подвергли Аугсбургское исповедание критике, Меланхтон должен был защищать лютеранское вероучение. С этой целью он написал "Апологию Аугсбургского исповедания", которую издал в Виттенберге в 1531 г. Тон Апологии в сравнении с Аугсбургским исповеданием более резкий, поскольку Меланхтон уже потерял всякую надежду на примирение с католиками. И поэтому впоследствии у Меланхтона возникла идея о сближении с Православной Церковью.
Вскоре после начала Реформации сведения о Лютеранской Церкви достигли Константинополя, и это побудило патриарха Константинопольского Иоасафа II (1555-1565) послать в Виттенберг диакона Димитрия Мизоса для сбора сведений о новом вероучении. Диакон отправился в Виттенберг в 1559 г и прожил там 6 месяцев. За это время он познакомился с выдающимися протестантскими богословами и, в частности, с Филиппом Меланхтоном. После полугодового пребывания в Виттенберге диакон Димитрий начал готовиться к возвращению в Константинополь. Именно в это время со стороны Меланхтона была сделана первая попытка наладить отношения с Константинопольской Церковью. Он передал Димитрию письмо для вручения патриарху, написанное в самых теплых тонах. В письме он заверял патриарха: "Мы благоговейно следуем определениям святых соборов относительно догматов, и мы остаемся преданными учению отцов: Афанасия, Василия, Григория, Епифания, Феодорита, Иринея и всех других, которые единомысленны с нами. Мы учим, что благочестие заключается в истинной вере и повиновении закону Божьему, а не в суевериях и самовольных служениях. Итак, просим не верить клевете, которую враги распространяют на наш счет".
Наряду с личным посланием Меланхтон послал патриарху экземпляр Аугсбургского исповедания на греческом языке, в качестве доказательства истинности вероучения Лютеранской Церкви и ее близости к Православию. Отправив с диаконом Димитрием письмо и текст Аугсбургского исповедания, Меланхтон рассчитывал на скорый ответ патриарха Иоасафа II. Но ответное письмо пришло с большим запозданием, уже после смерти Меланхтона, который скончался в 1560 г.
Поездка диакона Димитрия в Германию привлекла внимание лютеран к Константинопольской Церкви, и они решили начать с ней сближение. Особенно преуспели в этом богословы Тюбингенского университета - канцлер (ректор) Яков Андреэ и профессор Мартин Крузий. В 1573 г. австрийский император Максимилиан решил отправить в Турцию посольство, во главе которого был поставлен лютеранин барон Давид Унгнад. Желая иметь в составе посольства пастора, Унгнад обратился в Тюбингенский университет, который славился ученостью, и выбор пал на Стефана Герлаха - недавнего выпускника богословского факультета. Воспользовавшись случаем, Андреэ и Крузий решили возобновить попытку Меланхтона и начать переписку с Константинопольским патриархом, - с цепью богословского диалога по сближению Церквей. Они послали с Герлахом письмо на имя патриарха, в котором высказывалось пожелание о возобновлении диалога.
В августе 1573 г. Герлах прибыл в Константинополь, где с 1572 г патриарший престол занимал Иеремий II, который потом, в 1589 г., участвовал в поставлении первого Московского патриарха Иова. Первый визит Герлах нанес патриарху в октябре 1573 г. и вручил ему письмо от тюбингенских богословов. Прошел год, но ответа патриарха не было. В сентябре 1574 г. Андреэ и Крузий отправили Иеремий II новое письмо, к которому прилагался экземпляр Аугсбургского исповедания на греческом языке.
Долгожданный ответ в Тюбинген пришел в июне 1576 г. Патриарх Иеремий II подверг обстоятельному разбору Исповедание. В письме он назвал тюбингенских богословов своими "духовными детьми" и выражал надежду на сближение: "Если вы желаете вседушно присоединиться к нашей пресвятой Церкви, то мы, как чадолюбивые отцы, охотно примем вашу любовь и благорасположение. И когда таким образом из двух Церквей составится одна, тогда мы будем жить в союзе и поживем богоугодно дотоле, пока не получим Царствия Небесного".
Получив ответ, протестанты продолжили переписку с патриархом Иеремией. В своем письме они выражали патриарху признательность: "Приносим великую благодарность твоей святыне, что среди стольких дел и затруднений ты удостоил не только прочесть наше исповедание, но, и ответил на него, и притом - от искренней души, с всею откровенностью и прямотой" В мае 1580 г. тюбингенские богословы получили очередное послание патриарха Иеремии II. Второй ответ по объему немного уступал первому. В нем снова было высказано пожелание о полном принятии лютеранами православного вероучения. В это время лютеране были заняты богословскими спорами с кальвинистами, и прошел целый год, прежде чем тюбингенские богословы ответили на письмо патриарха. Что касается Иеремии II, то он, по проискам врагов, был низвержен с патриаршего престола, но вскоре, к счастью, восстановлен. Заняв патриаршую кафедру, он послал лютеранам свой третий ответ, который по своему объему был в 4 раза меньше предыдущих посланий. В течение нескольких лет, прошедших со времени богословского диалога, патриарх смог убедиться в том, что вероисповедные отличия православного и лютеранского вероучения настолько велики, что и речи о сближении идти не может. Последний ответ был датирован 6 июня 1581 г. и подписан патриархом Иеремией и протонотарием Феодосием Зигомалой. Этим письмом закончилась дискуссия Константинопольского патриарха Иеремий II с немецкими лютеранами.
Несмотря на то, что богословский диалог не получил дальнейшего развития, он оказался полезным для обеих сторон. Узнав протестантов ближе, православные могли быть теперь свободны от зарождавшегося предубеждения, что протестанты являются, чуть ли не еретиками. Поэтому в своей борьбе против турецкого ига православные могли с большим желанием пользоваться помощью протестантских государств. Познакомившись с сущностью и объемом протестантских отклонений от Православия, они могли также чувствовать себя более свободно в повседневных отношениях с протестантами, определив границы возможного сближения с ними без опаски за чистоту своих воззрений. Три послания патриарха Иеремии II, выработанные с помощью видных греческих богословов, явились фундаментальным вкладом в развитие православной догматики. Это был также первый систематический обмен богословскими взглядами между православным Востоком и протестантским Западом. По мнению православных богословов, участвующих в идущем ныне диалоге с представителями Всемирной Лютеранской Федерации, позиция патриарха Иеремии II не считается окончательным разрывом с лютеранством. Что же касается лютеран, то они всегда считали Православную Церковь частью Единой Древней Неразделенной Церкви.

/Цит. по: "Церковь Ингрии", № 1, 2001 г./




2001–2017 Электронная христианская библиотека