Каталог
Новости
Издательства
КОРОТКО О НАС...
Помощь
Предупреждение

Данное художественное произведение предназначено для ознакомления, а также для
свидетельства и распространения библейского учения.

Любое коммерческое использование настоящего текста без ведома
и прямого согласия владельца авторских прав
Не допускается!
Если вы желаете приобрести данный материал,
то вам необходимо обратиться в издательство для получения более подробной информации.

   
Отверстые небеса 
Джесси Пенн-Льюис
 
   


ГЛАВА 6. НЕБЕСНАЯ ЖИЗНЬ В ГЛИНЯНОМ СОСУДЕ.

"Потому что Бог, повелевший из тьмы воссиять свету, озарил наши сердца, дабы просветить нас познанием славы Божией в лице Иисуса Христа. Но сокровище сие мы носим в глиняных сосудах, чтобы преизбыточная сила была приписываема Богу, а не нам".(2Кор.4:6-7)

Прекрасен перевод стиха 7, выполненный Конибеэром: "Это сокровище покоится в тебе из хрупкой глины, чтобы превосходящая сила (которая завершает дело) приписывалась Богу, а не нам".
В 2Кор.1 в истории Павла мы видим это тело из хрупкой глины, а в нем проявление небесной жизни во время скорби. Некоторые полагают, что, если мы действительно постигли союз со Христом в Его Воскресении, тогда нам никогда не следует унывать и выглядеть печальными! Но вот посмотрим на Павла: он унывал, когда оказывался в скорбях, а он был ведь тем человеком, который написал эти слова. Разве Павел никогда не проливал слез?
"Ибо мы не хотим оставить вас, братия, в неведении о скорби нашей, бывшей с нами в Асии, потому что мы отягчены были чрезмерно и сверх силы, так что не надеялись остаться в живых. Но сами в себе имели приговор к смерти, для того, чтобы надеяться не на самих себя, но на Бога, воскрешающего мертвых" (2Кор.1:8-9).

Апостол Павел говорит о том, что он "отягчен был чрезмерно и сверх силы", т.е. постигшие его скорби как будто превосходили его силы все перенести, так что он "не надеялся остаться в живых". Это тяжелейший натиск на глиняный сосуд. Но где же мы видим проявление небесной жизни? Но "по мере, как умножаются в нас страдания Христовы, умножается Христом и утешение наше" (2Кор.1:5). Наряду со страданиями и натиском даровано было и небесное утешение, которое сделало его способным победить, восторжествовать в его страданиях.
Как же можно было узнать, что это небесное утешение? Прочтем опять: "Утешающий нас во всякой скорби нашей, чтобы и мы могли утешать находящихся во всякой скорби тем утешением, которым Бог утешает нас самих!" (2Кор.1:4). Как же эти слова раскрывают самоотверженность Павла! В час чрезвычайной скорби он забывал самого себя, он радовался тому, что через его страдания лучшим окажется утешение для других. "Ибо по мере, как умножаются в нас страдания... умножается... и утешение наше... которое совершается перенесением тех же страданий, какие мы терпим", - пишет он коринфянам. Думаем ли мы более о труде для Христа, нежели о том, чтобы превратиться в канал, по которому потечет небесный елей в сокрушенные сердца с каждой стороны?

Нам хотелось бы познать силу Христова воскресения. Здесь мы сможем заглянуть в проявление ее в практической жизни. Сосуд, изливающий утешение и радующийся в любых постигающих его страданиях, способен понимать других и помогать им, но как же он способен был бы понимать других и помогать им, если бы он сам никогда не страдал?
У Господа имеется дивный путь для того, чтобы привести нас в общение со Своими страданиями даже тогда, когда внешне все кажется преуспевающим. Порою случается так, что явно преуспевающая жизнь хранит позади глубочайшие страдания. Господу необходимо так или иначе учить нас общению со страданиями, в противном случае мы окажемся совершенно бесполезными. В основном мы пребываем на стороне, где мы исполняемся радостью, но не станем забывать и того, что вокруг нас имеется столько сокрушенных сердец, и если нам должно быть каналами утешения для них, нам необходимо научиться чему-то в страданиях в наших собственных переживаниях.
В стихе 9 Павел говорит о том, почему Бог допустил этот натиск. "Но сами в себе имели приговор к смерти". Почему? "Для того, чтобы надеяться не на самих себя, но на Бога, воскрешающего мертвых".

Приходилось ли нам находиться у места нашей крайней немощи, нашего бессилия, где у нас отрезаны были все наши собственные источники и даже источники "стойкости и выносливости"? Лишая некоторых из нас порою огромной силы выносливости, которой мы обладали, Господь сокрушает другие души таким способом, который никогда не был бы возможным прежде.
Весьма великое дело разрешить Богу так сокрушить нас, чтобы через нас Он мог сокрушить и других. Негодуют ли некоторые из нас, что мы потеряли силу скрывать свои чувства, даже самые глубокие, под несокрушенной оболочкой? Нам и думать нельзя о том, чтобы не сокрушиться пред Господом, пусть в своей комнате, полагая, что это славная победа, если мы выйдем и скажем: "Все в порядке!" Но глиняный сосуд должен быть сокрушен, чтобы содержащаяся в нем жизнь могла вытекать через проломы этого сосуда и приводить других к ногам Господа.
Разве ты не в состоянии вспомнить такие души, которые жили как будто самой прекрасной жизнью, но они никогда не трогали тебя? Казалось, они далеко опередили тебя в своих переживаниях, опыте, но слез не появлялось у тебя на глазах и сердце твое не расплавлялось, когда ты встречал их. Почему? Потому что им требовалось сокрушение прежде, чем заключающаяся в них жизнь способна была бы спонтанно вытекать к другим.
Мы удивляемся, почему Бог попускает, чтобы действительно появлялись такие дела и вещи, которые сокрушают нас, и мы в результате теряем силу "взять себя в руки", как мы говорим. Разве мы не можем наблюдать в жизни Павла, как созревал, углублялся, как становился нежно прекрасным в отношениях с другими его внутренний человек, когда следовали ответы на его молитвы, когда ему дарована была возможность познавать общение в страданиях Христовых, сообразуясь смерти Его.

Мы можем ожидать некоторого сознательного опыта, который вдруг возвысил бы нас на какую-то духовную платформу, где нам должно якобы стоять, но истинная жизнь - это мгновенная жизнь веры. Не так уж много сознательной силы, как сознательной беспомощности с верою в силу воскресения Божьего, которая возвышает нас в немощах и делает нас способными совершать невозможное.
В главе 2 мы читаем, что Павел писал и порицал некоторых из детей Божиих в Коринфской церкви. Разве он сам возносил себя на высокое место и строго заявлял: "Вы весьма скверны"? Нет, он нежно писал: "От великой скорби и стесненного сердца я писал вам со многими слезами, не для того, чтобы огорчить вас, но чтобы вы познали любовь, какую я в избытке имею к вам". Мы видим здесь Павла, исполняющего свои обязанности пред Богом, но в Духе Иисуса с болью в сердце и многими слезами.

Не многие из нас в таком положении, где нам следует стоять с Богом - в наших домах с нашими детьми или с нашими сотрудниками. Нам следует быть истинными пред Ним, но это возможно, если мы эффективно поступаем в отношении греха других, т.е. в небесном духе. Когда нам следует обличать, то делать это необходимо с болью в сердце и многими слезами.
Мы не знаем, в какой степени все это влияет на наше повседневное хождение с Богом. Нам необходим Дух Иисуса, если нам необходимо нежно увлечь в сторону дитя Божие и сказать: "Ты огорчишь моего Господа".
В стихе 10 мы видим, как небесный Дух проявляется в Павле: "А кого вы в чем прощаете, того и я...простил для вас от лица Христова". Здесь мы наблюдаем проявление небесной жизни, которая обнаружилась в небесном духе любви и прощения тех, которые глубоко согрешили.
В 2Кор.3:5 мы видим самооценку глиняного сосуда: "Не потому, чтобы мы сами способны были помыслить что от себя, как бы от себя, но способность наша от Бога".

Вот таковым должно быть постоянное состояние глиняного сосуда. Нам необходимо признать одно дело: "Я сораспялся Христу"; другое дело осуществлять первое постоянно. Действительно ли верно, что ты не в состоянии считать себя чем-то? Верно ли, что ты почитаешь себя за ничто? И верно ли в то же время, что Бог всегда удовлетворяет все твои нужды? Таково ли твое непрестанное состояние? В глиняном сосуде нет достаточного самоудовлетворения; в небесном же сокровище требуемая самоудовлетворенность.
В 2Кор.4:8 и 12 читаем о вседостаточности Божией в чрезвычайной нужде хрупкого глиняного сосуда. "Мы отовсюду притесняемы, но не стеснены; мы в отчаянных обстоятельствах, но не отчаиваемся; мы гонимы, но не оставлены; низлагаемы, но не погибаем; всегда носим в теле мертвость Господа Иисуса, чтобы и жизнь Иисусова открылась в смертной плоти нашей".

Как прекрасно сказано здесь все в этих стихах. Глиняный сосуд притесняется, а небесная жизнь не ограничивается. Глиняный сосуд в растерянности, "сбит с толку", как ты говоришь, но как это может быть, если ты ходишь во свете Божием? Мы полагаем, что приобретаем столь ясное водительство, что будем видеть каждый означенный шаг, а потому никогда не окажемся в растерянности, но какая же это ошибка! Павел оказывался в смущении, но его познание о пребывающем в нем Христе побуждало его добавить: "Но не в отчаянии!" Как будто он говорил: "Господи, не оставляй меня в это время смятения; все может представляться ужаснейшей неразберихой, а я только человеческий сосуд, но Отец мой верен. Он проведет меня. Я не в отчаянии". "Всегда носим в теле мертвость Господа Иисуса", - добавляет Павел, объясняя эту мысль своим языком в 2Кор.13:4. "Хотя Он и распят в немощи, но жив силою Божиею".
Да, Христос был "распят в немощи". "Всегда носим в теле мертвость Господа Иисуса", - восклицает Павел, вся совокупность этого послания к Коринфянам свидетельствует нам о слабости и бессилии Апостола, а так же о том пути, посредством которого он способен был положиться на силу воскресения Христова и подобно Ему "жить" силою Божиею. Ни одного великого переживания, а часто лишь трудный путь веры в верного Бога. Ни малейшей возможности почувствовать силу, но в любое мгновение полагаться на силу Христову, которая способна извлекать его из состояния его слабости. Быть всегда свободным для того, чтобы умереть ради Христа, чтобы жизнь Иисусова могла проявляться в его смертном теле; умирая он все еще жив!

Обратим внимание на исход всего этого для других. "Так что смерть действует в нас, а жизнь в вас". Являемся ли мы детьми Божиими, желающими так употребляться Богом, чтобы стремиться к тому, чтобы другие благословлялись любой ценой за наш счет? Согласны ли мы провести, так сказать, всю жизнь так, чтобы жизнь протекала через нас к другим, а нам оставаться в то же время опорожненными? Готовы ли мы ходить с Богом таким образом? Без награды, но с глубокой радостью в сердце, что Господь Христос удовлетворен? Подлинно это все, чего мы хотим, если стремимся к жизни Его излияния и к тому, чтобы быть подобными Тому, Кто никогда не думал о Себе?
"Всегда носим... мертвость Господа Иисуса, чтобы жизнь Иисусова... открылась..." Всегда! Всегда! "Но, предположим, я забыл об этом!" Тогда вернись обратно. Всегда! Будем помнить, что мы умерли с Ним, чтобы жить с Тем, Кто умер за нас и воскрес.
Во 2Кор.6:4 читаем далее о практической жизни. "Во всем являем себя, как служители Божии". Как и в каких обстоятельствах? "В великом терпении". "В бедствиях, в нуждах, в тесных обстоятельствах, под ударами, в темницах, в изгнаниях, в трудах, в бдениях, в постах".

Великое терпение в страданиях. Это действительно сила Божия. В нужде обойтись без того, что тебе представляется абсолютно необходимым. Ты можешь обойтись без избытка, но как без необходимого? "В тесных обстоятельствах", "под ударами", иногда под ударами языком. "В темнице". Ты хотел бы отправиться на дальние миссионерские поля, а твои друзья говорят: "Нет!" Ты попадаешь "в темницу" и говоришь: "Да, Господи, держи меня здесь, сколько Тебе это угодно, но дверь непременно откроется, когда наступит Твое время". "В изгнаниях". В одном из переводов Библии сказано: "В метаниях взад и вперед". Когда все искривляется, как проявить великое терпение "в изгнаниях"! В трудах, но не порывами. В бдениях, но никогда не покидая душу. В познании, познавая Бога. В долготерпении. В благости, но никогда не проявляя излишней поспешности, стремясь делать добро. "В Духе Святом". "В слове истины". "В силе Божией". "С оружием правды в правой и левой руке". Поступая правильно, стремясь к праведности, выполняя все дела честно в глазах всех людей. "В чести и бесчестии, при порицаниях и похвалах: нас почитают обманщиками, но мы верны; мы неизвестны, но нас узнают; нас почитают умершими, но вот мы живы; нас наказывают, но мы не умираем; нас огорчают, а мы всегда радуемся; мы нищи, но многих обогащаем; мы ничего не имеем, но всем обладаем" (2Кор.6:8-10). Какой образ небесной жизни в глиняном сосуде! Как все это "достойно Бога"!

В 2Кор.10:1 мы видим далее внешнюю сторону глиняного сосуда. "Я же Павел, который лично между вами скромен... в личном присутствии слаб, и речь его незначительна", - говорили коринфяне. Это был "незначительный" сосуд по приговору людей. Но откуда поступала Божественная жизнь? "Оружия воинствования нашего не плотские, но сильные Богом на разрушение твердынь... ими пленяем всякое помышление в послушание Христу" (ст.4-5). Слабый и низкий сосуд с незначительной речью, по суждениям человеческим, но Богом используется для "разрушения твердынь". "В личном присутствии слаб, и речь его незначительна". Некоторые из нас желают быть ораторами, поэтому если мы не столь способны, как тот и тот, тогда мы вообще не хотим что-либо делать. Если мы не в состоянии молиться, как тот и тот, если мы не в состоянии проповедовать, как тот и тот, тогда мы вообще хотим отказаться от благовестия. "Но вот Бог избрал немудрое мира сего, чтобы посрамить мудрое, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное; и незнатное мира и уничиженное и ничего не значащее избрал Бог, чтобы упразднить значащее, - для того, чтобы никакая плоть не хвалилась пред Богом" (1Кор. 1:27-29). Поэтому не пожелаем ли мы быть незначительными сосудами? Разве мы с радостью не попустим людям называть нас таким образом и не станем оскорбляться? Да, мы можем оскорбляться, мы можем обижаться, мы можем смущаться, если мы не поверим тому, что нам должно соглашаться с этим и думать, что мы действительно таковы. Но увы, увы, все это возможно среди детей Божиих. Но если в нас имеется что-то прекрасное, то в том только случае, если мы сознаем, что мы слабые и беспомощные инструменты, а вся слава нашему Богу. Наконец, обратим наше внимание на место 2Кор.12:7: "И чтобы я не превозносился чрезвычайностью откровений, дано мне жало в плоть, ангел сатаны, удручать меня, чтобы я не превозносился".

Короче, мы видим здесь глиняный сосуд и угрожающие ему опасности. Доколе мы являемся глиняными сосудами, доколе мы все еще в теле уничижения, чем более Бог использует нас, тем более существует опасность превозношения. Богу необходимо положить на нас Свою руку и хранить нас в состоянии сокрушения, чтобы мы не могли сказать, что что-нибудь исходит от нас, а затем чтобы мы могли присвоить себе всю славу.
Господь силен использовать каждого из нас для того, чтобы каждый был каналом жизни для гораздо большего числа душ, нежели мы в состоянии представить себе это, но будет ли это приемлемо для Него, если Он будет употреблять нас таким образом? Господь, вероятно, дарует нам столько "изобилия", сколько, как Он видит, мы в состоянии понести. Если тебе приходится ожидать слишком долго, то тебя следует спросить, не можешь ли ты доверять твоему Отцу-Богу, что в следующее мгновение Он способен будет излить на тебя Свои блага, если увидит, что это безопасно для тебя? В сердце Божием нет никаких ограничений, но ограничения существуют в глиняном сосуде. Нет ни одной единственной молитвы о духовных благословениях, на которую Он не ответил бы, вот только лучше будет, если ты предоставишь Ему время и способ для ответа.
"Но сокровище сие носим в глиняных сосудах, чтобы преизбыточная сила была приписываема Богу, а не нам".

  Предыдущая глава      Оглавление   Следующая глава



2001–2023 Электронная христианская библиотека