Каталог
Новости
Издательства
КОРОТКО О НАС...
Помощь
Предупреждение

Данное художественное произведение предназначено для ознакомления, а также для
свидетельства и распространения библейского учения.

Любое коммерческое использование настоящего текста без ведома
и прямого согласия владельца авторских прав
Не допускается!
Если вы желаете приобрести данный материал,
то вам необходимо обратиться в издательство для получения более подробной информации.

   
Отверстые небеса 
Джесси Пенн-Льюис
 
   


ГЛАВА 4. КРЕСТ И ОСВОБОЖДЕНИЕ.

"Любовь Христова объемлет нас, рассуждающих так: если Один умер...".(2Кор.5:14)

Обратимся ко второму посланию к Коринфянам, и там найдем слово, которое прямо противоположно словам Господним из книги Иезекииля.
Господь проливал свет Своего прожектора на нас, возвращая нас на то место, где мы можем только вопиять: "Отрекаюсь и раскаиваюсь". Но вот теперь Он проливает Свой свет на ту жизнь, к которой Он благоволит, на ее источники и ее исход.
В 2Кор.5:14 мы обнаруживаем движущую силу новой жизни: "Любовь Христова объемлет нас!" Слово "объемлет" в греческом тексте означает "поток", взрывающий берега и сокрушающий пред собою все преграды.

Это противоположный образ тому, который мы видели сегодня утром - образ ограниченного самолюбия, т.е. самолюбивого "я", плачущего о себе, превращающего "я" в точку опоры в жизни.
Обратим, однако, внимание в этом месте на то обстоятельство, что это ведь не наша любовь, а любовь Христова, которая объемлет нас. Это та любовь, которая была в сердце Божием, когда Бог "так возлюбил мир, что отдал Сына Своего Единородного".

Чему было бы подобно небо без Иисуса? О чем должны были бы помышлять Ангелы, когда они смотрели на Единородного от Отца, ходящего по этой земле в образе простого человека, подчинившего Себя ограничениям нашей человеческой природы, ходящего шаг за шагом стезею смирения, отдающего Себя в руки тех, которых Он сотворил, отдав Себя без сопротивления в их руки, которые и повели Его, и пригвоздили к позорному кресту.
Но та любовь, что была в сердце Отца, предала Его Сына за тебя и меня; любовь, которая была в сердце Сына, побудила Его оставить дом Отца и придти в этот мир, бедный и погибающий. Это та любовь, которая побуждала Его истощать Себя ради других от раннего утра до глубокой ночи; это та любовь, которая побуждает Его принимать грешников и есть с ними; это та любовь, которая двигала Его по пути на Голгофу; это та любовь, которая помогала Ему пережить крест, пренебрегши посрамлением.

Наша вера ничтожна в любом отношении. Наша любовь подлинно незначительна. Но если бы мы могли оказаться каналами для этого чистого потока любви, который вытекает от Отца и явился в Сыне для умирающего мира, разве не стало бы все по-другому? Подумайте о любви Христовой, которая очищает нас и сокрушает всякие барьеры.
Возлюбленные, именно эта дивная любовь Христова содействовала Апостолу Павлу полагать свою жизнь за жизнь других, как он это и делал. Когда мы смотрим на Христа, мы не можем забыть, что Он был Святым Божиим; если же мы думаем об Апостоле Павле, то знаем, что он называл себя "первым грешником", и мы видим, как любовь Христова укрепляет далее того, кто, как говорит, был "первым грешником".
Просто невозможно подгонять себя под эту любовь. Мы можем только сказать, как мы скверны, можем заявить, что отрекаемся от себя, но по-прежнему остаемся столь же самолюбивыми, как и прежде.

Как же эта новая жизнь может стать реальной для нас? Прочтем еще раз стих 14: "Любовь Христова объемлет нас, рассуждающих так: если один умер за всех, то все умерли".
Павел обращается к Голгофе. К Человеку, Который умер. Это было то видение Голгофы, которое сокрушило Павлу сердце, которое освободило поток Божественной любви, чтобы он протекал через него; неужели же неверно, что Господь является действительностью для нас? Мы поем о Кресте, мы говорим о Кресте, да, мы поем весьма благоговейные гимны о Кресте, но разве нас не смущает нисколько то, что мы не обнаруживаем следа слез? Если Дух Святой превратил Крест в действительность для нас, то словно глубокий родник пробивается в нашей жизни всякий раз, когда мы упоминаем о нем.
Весь секрет прожитой Павлом жизни заключается во взгляде, обращенном на Голгофу, который он направлял на нее. Вспомним, что он никогда не видел, как фактически умирал Господь Иисус. Он не был очевидцем (как Петр) "страданий Христовых", поэтому, как случилось, что Павел проповедовал о Кресте? Потому, что Бог даровал ему такое видение Креста, что он никогда уже не мог забыть его.
Когда Павел впервые посмотрел на Крест? Обратимся к Деян.7:59-60. "И побивали камнями Стефана, который молился и говорил: "Господи Иисусе! приими дух мой". Это едва ли не те же слова, которые произнес Сам Господь Иисус, когда молился о распинавших Его! "Свидетели же положили свои одежды у ног юноши, именем Савла!"

Савл, фарисей, поймал взгляд духа распятого Христа в мученике Стефане, и мы можем быть вполне уверенными, что этот взгляд преследовал его. Чем более он преследовал его, тем более он безумел против последователей распятого Назарянина, однако когда он совершал свой путь в Дамаск в тот день, он встретил этого Христа, Который сказал ему: "Савл, Савл, трудно тебе идти против рожна". А взгляд Духа Иисуса в Стефане прямо пронзил его сердце, пленил его, пока, наконец, он не встретил Живущего, Воскресшего Христа. Вот что изменило Павла и изменило жизнь некоторых из нас.

Назвать ли это видением? Я не склонна к употреблению слова "видение", потому что в этом случае можно предполагать что-то внешнее, а это подлинно Дух Святой, подающий нашим сердцам вот такое раскрытие Голгофы и смерти Христовой, что мы никогда не теряем его, и оно отныне постоянно господствует в нашей жизни.
Все это было столь реально для сердца и жизни Павла, что мысль об этом постоянно переплеталась с его посланиями. Вспомним, что Сам Господь Иисус истолковал Павлу значение Своей смерти. Прочтем, что Павел пишет Галатам: "Возвещаю вам, братия, что Евангелие... не есть человеческое..., ибо и я принял его... через откровение Иисуса Христа" (Гал.1:11-12). Павел ясно говорит о том, что он получил эту весть от Господа Иисуса. Поэтому подумаем о прославленном Господе, носящем знамения Своих страданий на Своих руках, Который Сам предложил Павлу толкование Своего Креста. "Ибо я принял его и научился не от человека, но через откровение Иисуса Христа" (Гал.1:12).
"Любовь Христова объемлет нас, рассуждающих так: если Один умер за всех..." Здесь очень ясно представлена нам совершающаяся замена. Что скажут те, которые отвергают эту замену на Голгофе, когда встретят воскресшего Господа? Благодарение Богу, мы уже сказали, что эта проповедь истинна, и знаем, что имеем мир посредством Крови Креста.
Но вот написано: "Если Один умер за всех, то все умерли". Соединившись со смертью Христа на Кресте Голгофы, Павел видит самого себя. Благодаря свету, который посетил его сердце, он пришел к убеждению посредством Духа Святого, что "это и мое место".
Когда мы говорим о взятии и несении Креста, что мы имеем тогда в виду? Господь Иисус на Своем крестном пути сказал: "Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за Мною" (Матф. 16:24).

Когда Господь говорил с учениками, Он пользовался самыми знакомыми иллюстрациями. Они видели преступников в Иерусалиме, которые несли кресты за пределы города, чтобы там умереть на них. Когда Господь Иисус сказал: "Возьми свой крест", - это равносильно было тому, как если бы Он сказал: "Когда настанет время и вы увидите Меня, несущего Мой крест и умирающего на нем, помните и о том, что у вас тот же путь. И вам должно взять крест как и Мне, и вместе со Мною отречься от собственной жизни и умереть на нем".
Мы называем всякую маленькую скорбь "крестом", но истинное несение креста означает нечто гораздо большее. Оно означает, что мы согласны взять Крест Христов и умереть с Ним для всего, для чего умер и Он. Поэтому мы воспринимаем Его смерть, как свою, поэтому Его смерть должна отделить нас от всего, от чего Он отделился Своим Крестом. Истинное несение Креста означает столь многое, что мы всю жизнь свою будем искать глубину его. Более того, нам не только следует взять Его Крест и верить, что мы отождествились с Ним, когда Он умер, но мы должны подчиниться силе Его смерти, чтобы она могла производить в нас свой труд день за днем в постоянно углубляющейся мере, пока мы подлинно не сообразуемся с Ним в любой сфере своего существа.

"Любовь Христова объемлет нас, рассуждающих так: если Один умер за всех, то все умерли".
Как же ясно написано, что все, за которых Он умер, умерли вместе с Ним. Это основа жизни Божией в нас. Если у нас нет этого ясного и истинного основания, тогда мы будем строить только от вершины постройки. Сколько же детей Божиих пытаются прибавить эту новую жизнь к прежней, ветхой! Они не видят того, что ветхую жизнь следует распять на Кресте, чтобы освободить место ветхой жизни, облеченной и выглядящей, как новая. Ветхая жизнь действительно пользуется фразеологией новой.
Хотим ли мы подчинить Кресту все, что Бог ни покажет нам из ветхого образа жизни? Возьмем же Его за Его слово. Существует ли нечто более серьезное, нежели считаться живым, т.е. иметь имя, будто ты жив, но в большей или меньшей мере производить мертвые дела? К сожалению, но все это еще вполне возможно под покровом и именем Святости. Если мы только желаем занять свое место со Христом на Кресте, если разрешим чтобы Он подлинно сохранил это место в нас, тогда окажется в нас и место для потока Божественной жизни и любви, которая проникает в нас и овладевает нашим существом. Но вот прочтем, что сказано дальше: "Вы умерли. А Христос умер за всех, чтобы живущие..." Благодарение Богу за то, что смерть и воскресение никогда не разделяются в Слове Божием. "Все умерли. А Христос умер за всех, чтобы живущие уже не для себя жили, но для умершего за них и воскресшего". Вот благословенный результат! С тех пор жить для Него, а не для себя! С тех пор жить для Него утром, днем и ночью! Итак, нам надлежит день за днем ходить стопою веры по следующим двум фактам: "Господи, я возношу ветхую жизнь на Крест и принимаю Твою жизнь вместо своей".

Многие из нас заняли некогда такое положение, но потом они потеряли его, потому что не в состоянии оказались действовать сообразно в любой момент. Мы забываем, что недостаточно того, что было однажды. Необходимо постоянно носить "в теле мертвость Господа Иисуса, чтобы и жизнь Иисусова открылась в теле нашем" (2Кор.4:10). Нам необходимо хранить ясным и истинным основание Креста. Оказавшись в этой отправной точке, нам необходимо сочетать совместно эти два аспекта. Жизнь из смерти и смерть как постоянное основание жизни.
Заняв свое место со Христом, следует помнить, что нам необходимо непременно предать ветхую жизнь смерти. Но тогда дьявол сможет сказать: "Ты говоришь, что ты сораспялся Христу, не так ли? А как обстоит дело вот с этим или тем грехом? Разве это не твое я?" И тогда мы вынуждены просто сказать: "Я предал все это на крест, я твердо стою на той почве, что говорит Бог, что я умер со Христом". И далее: "Таковы моя свободная воля и мой выбор ныне: и я предаю смерти все проявления моего "я" и провозглашаю освобождение от него".
Это не теория. Это уже доказано. Если мы будем находиться на этом основании в любой момент, мы сможем уверенно войти в согласование с Его смертью, потому что вам необходимо не только верою усвоить себе тот факт, что Его смерть это и ваша смерть, но вам необходимо вполне войти в согласование с нею. Если вы таким образом будете находиться на дарованном вам основании, тогда Дух Иисуса будет постоянно, день за днем овладевать вами. Дух Агнца будет в постоянно возрастающей мере проявляться через вас, и вам придется с изумлением убедиться, что там, где вам прежде приходилось сражаться за себя, ныне господствует Дух Иисуса.

Таков путь освобождения Божьего. Это Божий путь извлечения нас из сферы нашего "я" и введения нас в новую сферу, это путь нашего введения в познание в практической жизни Духа и жизни Иисуса Христа.
"Неужели вы не знаете, что все мы, крестившиеся во Христа Иисуса, в смерть Его крестились" (Рим.6:3).
О, разве для нас это не серьезное утешение, когда Он проливает на нас свет Своего прожектора, чтобы показать нам, где мы находимся, чтобы затем направить нас на Голгофу? Благодарение Богу за смерть Христову! Бог говорит, что я насажден в Его смерть. "Как Христос воскрес из мертвых..., так и нам ходить в обновленной жизни" (Рим.6:4). Мы слишком поглощены всякими расчетами, нежели словом Божиим, которое говорит нам, что Христос стал проклятием ради нас и вознес нас, проклятых, на Свой Крест.
О, если бы Он мог глубже увлечь нас в познание Его Креста, чтобы в нас оказалось более места для проявлений Его жизни. Мы совершаем ошибку, приобретая лишь ничтожное познание этого и полагая затем, что мы знаем уже все! Вы можете с уверенностью сказать: "Я сораспялся Христу", - но вы можете быть вполне уверены и в том, что вы еще не постигли глубин того, что это означает.
Но это единственное основание, в силу которого свет и любовь Божии могут проникать в вас. Только в том случае и в той мере, в какой мы согласны на то, чтобы смерть Христова действовала в нас Духом Святым, поток любви Божией и поток Его жизни способен устранять все стоящее на пути Его излияния. "У того... потекут реки воды живой".

Души ожидают любви Христовой. Мы говорим об этом и говорим: "Я люблю тебя!" Но какой холодной и какой далекой от действительности является эта любовь. Нам необходима та любовь, которая спонтанно и подсознательно побуждает нас отдавать себя за других. Предположим следующее: мы разобьем стаканы и позволим, чтобы вода из них вытекла, вместе, но мы не услышим ни шума, ни заметим трения, увидим только единство. Точно то же происходит, когда Бог извлекает нас из рамок нашего узкого "я" и увлекает нас в Себя, тогда мы совместно течем в одном Духе (Ис.45:5). Если бы дети Божии жили столь благословенной жизнью в своих семьях и в мире, сколько душ они могли бы привлечь к нашему славному Господу. Лучше всего согласиться с тем, что если люди уходят от Христа, то происходит это обычно благодаря некоторым нашим ошибкам. Если окружающие нас души не привлекаются к Нему, то причина заключается в сосуде; бесспорно, дело не в живом Христе, пребывающем в нас! Если бы Иисус пребывал там, где пребываем мы, то разве Он не касался бы душ, не расплавлял их? Конечно, касался бы и плавил их. Тогда почему же Иисус не пребывает там, где пребываю я, если Он хочет пребывать во мне?
А потому ныне просто, не рассуждая об этом, не аргументируя скажем верою: "Я принимаю Его смерть, как свою; я возвращаюсь в свой дом, чтобы сказать, что в любой момент, Господи, Твоя смерть становится моей смертью, и Твоя жизнь становится моей жизнью".
Будет ли это ответом на все ужасные проявления нашего "я", которые имели место в нас? Это словно канат, который брошен нам вниз, где мы лежим в отчаянии, печалясь из-за собственного "я", это сила, которая стремится возвысить нас и увлечь в союз со Христом. Его свет и Его любовь должны вытекать от нас день за днем, и мы будем носить на своем теле знамения нашего распятого Господа. Мы не будем мечтать о каком-то большом опыте, но будем довольны, что сможем ходить в Духе распятого Иисуса, Который проявляется через нас. В наших домах прекратятся тогда споры по многим причинам, и мы научимся тихо ходить и жить с Ним, Который стал слугою для всех нас.

  Предыдущая глава      Оглавление   Следующая глава



2001–2021 Электронная христианская библиотека