Каталог
Новости
Издательства
Коротко о нас
Помощь
Предупреждение

Данное художественное произведение предназначено для ознакомления, а также для
свидетельства и распространения библейского учения.

Любое коммерческое использование настоящего текста без ведома
и прямого согласия владельца авторских прав
Не допускается!
Если вы желаете приобрести данный материал,
то вам необходимо обратиться в издательство для получения более подробной информации.

 
Он коснулся меня 
Бенни Хинн
 
   
Глава 5
ИЗ КИОСКА В "КАТАКОМБЫ"

Когда семья Хиннов прошла через таможню в Торонто, нас никто не встречал ни с цветами, ни с оркестром. Мы были эмигрантами, спокойно вступившими на новую землю, лицом к лицу встретившись с неизвестностью.
Мы приехали с небольшим количеством личных вещей и денег, вырученных от продажи того, что имели в Яффе, но этого хватило лишь на короткое время.
Моему отцу никто не обещал работу, а жить мы стали в маленькой арендованной квартире. Какое это потрясение - очутиться в "чужой" культуре. Я думал, что знаю немного английский из американских телевизионных программ, которые смотрел ребенком, но оказалось, что мы попали в совершенно незнакомую языковую среду. Отец, знавший английский намного лучше нас, стал работать агентом в страховом бизнесе.
До сих пор не могу понять, каким образом мой отец так быстро достиг успеха на своем новом поприще. То ли он понимал необходимость обеспечивать свою семью, то ли преуспевал благодаря своей уверенности в себе и потому так быстро сходился с людьми. Всего через несколько месяцев после приезда в Канаду мы уже переехали в свой дом - в районе Северного Йорка в Торонто, недалеко от нового феэрвью-Молл. Мы очень гордились нашим новым местом жительства. Теперь, вместо субботних прогулок на пляж, мы устраивали воскресные пикники на покрытых травой лужайках ближайшего парка. К нам часто присоединялись братья отца, Элиас и Рауф, с семьями. Элиас приехал в Торонто из Бельгии, а Рауф (с женой и тринадцатью детьми) приехал в Канаду прямо из Яффы. Мужчины курили и разговаривали о политике, женщины сплетничали, а мы гоняли своих кузенов по всему парку.
Не менее раза в месяц мы устраивали большой праздник в нашем доме, где все отдыхали и танцевали под знакомую арабскую музыку.
"ТЫ ПРИНЯТ!"
Впервые в жизни я пошел в государственную школу. И поскольку большая часть учащихся моего возраста подрабатывала, я тоже решил устроиться на работу. На Феэрвью-Молл стоял небольшой киоск, где торговали хот-догами и мороженым. Хотя у меня не было никакого опыта, босс сказал: "Ты принят!". Каждый день после школы я бежал в этот киоск. В первый день выдачи зарплаты я принес домой маленький чек и в приподнятом настроении показал его маме: "Смотри! Он выписан на мое имя!" В следующую субботу я пошел в бакалейную лавку и сказал хозяину: "Мне нужно оливковое масло. Самая большая банка из всего, что у вас есть". Он нашел то, что я искал.
В воскресное утро я гордо вошел в греческую православную церковь и выполнил обещание, которое дал Богу в Яффе. Я поставил масло перед алтарем и спокойно сказал: "Спасибо Тебе, Господь. Спасибо за то, что доставил нас в безопасности в наш новый дом".
У БОБА С ГОЛОВОЙ ВСЕ В ПОРЯДКЕ?
Из-за затруднений с речью я не очень много разговаривал в киоске, но очень хорошо умел накладывать мороженое. Парня, с которым я работал в паре, звали Боб. Однажды, придя на работу, я изумленно спросил его: "Что это?". Киоск выглядел совершенно необычно. По всем стенам он наклеил маленькие полоски бумаги со стихами из Библии. Я подумал: "У парня с головой что-то нe в порядке!"
Несколько раньше Боб сказал мне, что он христианин. Но он сильно отличался от православных, какими я их знал. Зачем все эти стихи из Писаний? Я не понимал этого. Для меня что ли? Я, пожалуй, знаю Библию лучше, чем он! Любопытство, однако, взяло верх, и я спросил: "Что это за листочки?". Он только этого и ждал. Почти мгновенно Боб начал рассказывать мне об Иисусе, о том, как Он умер на кресте за мои грехи. Я думал, он никогда не остановится, но когда, наконец, он умолк, я решил держаться как можно дальше от этого странного парня. Но у меня ничего не вышло. Пока мы вместе работали, мне приходилось стоять рядом с ним каждый день. Боб был неутомим. Снова и снова он начинал говорить о религии и, более того, постоянно говорил о "рождении свыше", что совершенно отсутствовало в моем понимании Писания.
Я вздохнул с облегчением, когда он, наконец, ушел с этой работы. Однако многие из его друзей, которые "завоевывали души" для Христа, учились в одной школе со мной, и в следующие два года я старался избегать их, насколько это было возможно. Их взгляд на религию, казалось, полностью противоречил тому, чему меня учили в католической школе и в православной церкви. Однако у Бога был способ обратить на Себя мое внимание.
БЕЗДОННАЯ ПЮПАСТЬ
Когда я учился в старших классах, я второй раз в жизни встретил Господа. Эта встреча произошла в форме незабываемого сна.
В Яффе, когда мне было одиннадцать лет, видение Иисуса, стоявшего передо мной, произвело на меня неизгладимое впечатление. Но теперь, в Торонто, я жил совершенно другой жизнью. Я не изучал Писания. Да, я по-прежнему посещал церковь, но то, что я испытал, было для меня неожиданным, совершенно неожиданным. Позвольте мне рассказать, что произошло в моей комнате в ту холодную февральскую ночь 1972 года, когда мне было девятнадцать лет.
Я видел сон, и во сне я шел по длинной и темной лестнице. Ступеньки круто спускались вниз, настолько круто, что я опасался, как бы мне не упасть. Лестница вела меня в глубокую и бездонную пропасть. Более того, цепями я был прикован к одному узнику, который шел передо мной, и к другому, который шел сзади. Я тоже был одет, как заключенный. Цепи звенели у меня на щиколотках и на запястьях. И далеко впереди, насколько я мог видеть, и далеко позади тянулась бесконечно длинная вереница узников. Наша колонна была слабо освещена, но в блеклом свете я мог видеть десятки маленьких существ, которые двигались вокруг нас. Я не мог видеть их лиц, их тела тоже были едва различимы. Они выглядели, как бесенята, а уши были странной формы - и они тянули нас вниз по лестнице. Мы шли, казалось, как стадо, которое ведут на заклание, или Даже хуже. Затем во вспышке света вдруг появился ангел Господень. Это было чудесное видение. Небесное создание пролетело совсем близко, всего в нескольких шагах от меня.
Какое зрелище! Яркий и прекрасный ангел посреди мрачной и страшной пропасти. Почти на мгновение ангел заглянул в мои глаза и поманил меня рукой. Мои глаза были обращены в его сторожу, и я пошел было к нему. И вдруг с моих рук и ног упали цепи. Я более не был прикован к моим товарищам по нeсчастью.
Ангел быстро провел меня через открытую дверь и вывел на ярко освещенное пространство. И как только я ступил за дверь, небесное создание взяло меня за руку и опустило на углу, рядом с моей школой. Ангел оставил меня прямо у стены школы, под окном одного из классов.
Через одну-две секунды ангел исчез.
"Интересно, - подумал я, - что бы это могло значить?"
МОЛИТВЕННОЕ СОБРАНИЕ НЕ ПОВРЕДИТ?
На следующее утро я побежал в школу пораньше, до начала занятий. Мне нужно было позаниматься в библиотеке. Я сел за стол, попытавшись сосредоточиться на работе, как вдруг ко мне подошла небольшая группа учеников. Я сразу узнал их, это были те ребята, которые постоянно говорили мне об Иисусе. "Ты не хочешь присоединиться к нашей утренней молитвенной группе?" - спросил один из них. Они указали на класс рядом с библиотекой. Я подумал: "Может быть, они отстанут, если я соглашусь. В конце концов, одно маленькое молитвенное собрание не причинит мне вреда".
"Хорошо", - ответил я и мы пошли в ту комнату. Группа была небольшая, всего двенадцать или пятнадцать учеников. Но мой стул оказался в самом центре.
Вдруг все члены группы подняли руки к небу и начали молиться языками, которых я никогда раньше не слышал. У меня глаза стали как блюдца. Там были ученики из моего класса, а теперь они разговаривали с Богом при помощи звуков, которые я совершенно не понимал.
До того момента я никогда не слышал о говорении языками и пребывал в абсолютном изумлении. Так я стоял в государственной школе, окруженный со всех сторон толпой фанатиков, и ничего не понимал. Я мог только наблюдать за ними.
Затем, через одну или две минуты, со мной стало происходить что-то странное. Глубоко внутри меня внезапно возникло желание молиться - но, к сожалению, я не знал, что сказать. Да, конечно, каждый вечер я молился Марии, Иосифу и всем святым, но "Радуйся, Мария" казалась не совсем подходящей молитвой для того, что я чувствовал.
За все годы религиозного воспитания и обучения меня никогда не учили "молитве грешника". Я мгновенно вспомнил Боба из киоска, который говорил: "Тебе надо встретиться с Иисусом. Тебе нужно обязательно встретиться с Ним!".
Встретиться с Ним? Я думал, что я Его уже знаю.
"ВЕРНИСЬ"
Я чувствовал себя неловко. Все вокруг меня буквально погрузились в молитву, но никто не молился со мной и даже за меня. Вне всякого сомнения, это была самая насыщенная духовная атмосфера, какую я когда-либо чувствовал.
Мне никогда в голову не приходило, что я был грешником. Я был преданным католиком, который молился каждый вечер и исповедовал свои грехи, хотел я того или нет. Посреди того класса я закрыл глаза и сказал три слова, которые навсегда изменили мою жизнь. Я громко сказал: "Господь Иисус, вернись".
Понятия не имею, почему именно эти слова сорвались с моего языка. И я опять сказал: "Господь Иисус, вернись". Что это значило? Думал ли я, что Иисус ушел из моей жизни? Я не знаю. Но в то мгновение, когда я сказал эти слова, на меня нашло то же, от чего в двенадцатилетнем возрасте у меня онемело все тело. Я не чувствовал напряжения, но мне показалось, что через мое тело был пропущен ток того же напряжения. Тогда я сказал Господу: "Войди в мое сердце". О, какой славный это был момент! Его сила очищала меня изнутри наружу. Я почувствовал себя совершенно чистым и непорочным.
И вдруг через какие-то доли секунды я опять увидел Иисуса. Он был там. Иисус, Сын Божий.
Ученики продолжали молиться, не осознавая, что происходило в моей жизни. Затем, один за другим, они начали выходить из класса, направляясь на занятия.
Я посмотрел на часы. Без пяти восемь. Я сидел там и плакал, не зная, что сказать и что делать. В той комнате (тогда я еще не совсем понял это) Иисус стал для меня такой же реальностью, как пол под ногами. Моя молитва была простой, но я знал, что в то буднее февральское утро со мной произошло нечто сверхъестественное.
Я побежал по коридору и чуть не опоздал на урок истории, один из моих любимых предметов. В тот семестр мы изучали китайскую революцию. Но это могла быть любая революция, потому что в то утро я не слышал ни слова из того, что говорил учитель. То чувство, которое возникло несколько минут ранее, не покидало меня. Когда я закрыл глаза, передо мной опять возник Иисус. Я открыл глаза, но Иисус остался стоять передо мной. Ничто не могло стереть Его лик, который стоял у меня перед глазами весь тот день.
Я уверен, ученики удивлялись тому, что время от времени я вытирал слезы, стекавшие по лицу. А я мог только говорить: "О, Иисус, я люблю Тебя... Иисус, я люблю Тебя!". Выйдя из школы, я дошел по тротуару до угла и взглянул на окно библиотеки. И тут же все встало на свои места - ангел, сон - все восстановилось уже в этой реальности. "Интересно, - подумал я, - что Бог хочет сказать мне?' Что происходит в моей жизни?"
ОТКРЫВАЯ КНИГУ
В моей спальне лежала большая Библия в черном переплете. Не помню, откуда она у меня взялась, она принадлежала мне долгие годы. Фактически, это была единственная Библия в нашем доме.
Я уверен, что никто не переворачивал ее страницы со времени приезда в Канаду, но теперь она притягивала меня, как магнит. Я сел на краю кровати, открыл священную книгу и стал молиться: "Господь, покажи, что произошло сегодня".
Я открыл Новый Завет - Евангелия - и начал пропитываться, как губка, Писанием. Тогда я этого не понимал, но Дух Святой становился моим Учителем.
Те ученики в молитвенной группе не подбежали ко мне и не стали говорить: "Вот что написано в Библии...". Они на самом деле даже не догадывались, что произошло со мной за предыдущие сутки.
Кроме того, я не забывал о своих родителях. Опасаясь их реакции, я не стал ничего рассказывать ни маме, ни папе.
Я читал всего несколько минут, как вдруг мои губы опять громко произнесли: "Господь, я отдаю свою жизнь Тебе. Пожалуйста, Господь, возьми всего меня".
В каждом стихе Божий план спасения обретал живую Реальность. Я продолжал повторять про себя: "Я никогда раньше не видел этого!" или "Я не знал, что это есть в Библии". Писания стали живыми и начали просачиваться внутрь меня.
День превратился в вечер, затем наступила ночь. Я не мог остановиться и продолжал читать эту черную Библию до трех или четырех часов утра. Наконец, я уснул - с миром и уверенностью в сердце, которых никогда раньше не ощущал. На следующее утро я едва дождался встречи со школой. Как только я увидел вчерашних "фанатиков", я подбежал к ним и сказал: "Эй, поведите меня в вашу церковь".
"С радостью, - сказали они с улыбкой. - Мы встречаемся каждый четверг вечером, и мы уверены, что тебе там понравится".
НЕОБЫЧНОЕ СТАДО
Они называли свою церковь "Катакомбами", но, конечно, они не прятались и не уходили в подполье. Я совершенно не был готов к тому, что мне пришлось испытать с моими вновь обретенными друзьями.
Такую церковь я никогда раньше не видел. Когда мы вошли в святилище собора св. Павла, англиканскую церковь в центре Торонто, там находилось более двух тысяч жизнерадостных молодых людей с поднятыми к небу руками, восхвалявших Бога в песнях и танцах перед Господом.
То были дни "народа Иисуса", и весь зал был заполнен рожденными свыше "хиппи", которые так и не остригли своих длинных волос. Они подпрыгивали и производили веселый шум в Господе. Мне трудно было поверить, что такое место действительно существует. И все же каким-то образом с самого первого вечера я там почувствовал себя как дома. И после всего, что произошло два дня назад, я тоже поднял руки и начал поклоняться Богу.
Пастырями этого самого необычного стада были Мерв и Мерла Уотсон. Мерв, который испытал воздействие Святого Духа, полностью изменившее всю его жизнь, был талантливым руководителем школьного оркестра. Мерла была одаренным автором песен и лидером поклонения. Некоторые из учеников Мерва попросили его помочь организовать христианский клуб при школе. Они решили назвать его "Клуб катакомб", потому что верили, что наше время напоминает период Римской империи в пору ранней христианской церкви.
"Мы начали всего с шести из тысячи шестисот учеников, - позже рассказал мне Мерв. - Затем наша группа выросла до сотни человек, потом нас стало триста, пятьсот и больше". Уотсон стал председателем организации Христианского исполнительского искусства Канады, которая устраивала крупные музыкальные фестивали. "Катакомбы" продолжали расти и, наконец, стали собираться в церкви св. Павла, которая могла вместить всех ее членов.
Служение в тот вечер длилось более трех часов, но мне показалось, что прошло всего около получаса.
В заключение Мерв Уотсон объявил: "Я хочу, чтобы все те, кто готов сделать публичное исповедание своих грехов, вышли вперед. Мы будем молиться за вас и просить Христа войти в ваше сердце".
Я тогда не имел ясного представления о Божьей силе, но внутри себя ощутил трепет. Затем я сказал себе: "Не думаю, что мне надо идти туда, потому что я уже спасен". Я был уверен, что в понедельник, без пяти минут восемь, Господь взял контроль над моей жизнью. А теперь уже был четверг.
Но почему-то я не мог сдержать себя. Я вышел вперед и побежал между рядами так быстро, как только мог. Голос внутри меня сказал: "Выйди вперед".
Так на харизматическом богослужении в англиканской церкви я, юноша, исповедующий себя католиком из семьи, принадлежащей к греческой православной церкви, сделал публичное исповедание своего принятия Христа. "Иисус, - сказал я, - я прошу Тебя стать Господом моей жизни".
Ничто во всей святой земле не могло сравниться с этим. Иисус не был иконой или статуей в соборе. Он был живой, и Он жил во мне - в Торонто!
Всю дорогу домой я улыбался. Присутствие Господа было буквально во всем моем существе. Я знал, что должен буду рассказать маме все то, что случилось с ее девятнадцатилетним сыном, - но сказать отцу мне не хватало смелости.
"Мама, у меня хорошие новости, - прошептал я. - Я спасен".
В ту же секунду у нее отвисла челюсть. Она пристально смотрела на меня, а затем решила поинтересоваться:
"Спасен от чего? ".
"Поверь мне, - спокойно ответил я, - и ты все поймешь".
 

Предыдущая глава    Оглавление   Следующая глава



2001–2022 Электронная христианская библиотека