Каталог
Новости
Издательства
Коротко о нас
Помощь
Предупреждение

Данное художественное произведение предназначено для ознакомления, а также для
свидетельства и распространения библейского учения.

Любое коммерческое использование настоящего текста без ведома
и прямого согласия владельца авторских прав
Не допускается!
Если вы желаете приобрести данный материал,
то вам необходимо обратиться в издательство для получения более подробной информации.

 
Он коснулся меня 
Бенни Хинн
 
   
Глава 7
"ОН - ВСЕ, ЧТО У МЕНЯ ЕСТЬ!"
Эту картину трудно себе представить. В предрассветной тьме на центральных улицах Питтсбурга стояли сотни людей, поеживаясь от мороза. Они заполнили тротуары и ступеньки, ведущие к зданию Первой пресвитерианской церкви - а двери должны были открыться только через два часа!
Когда часом ранее Джим Пойнтер разбудил меня, я надел на себя все теплые вещи, какие у меня были с собой, включая снеговики, шерстяной свитер, зимнее пальто и кожаные перчатки.
Поскольку я был меньше ростом, чем Джим, я продвинулся ближе к дверям, а он стоял сразу за мной. Первые лучи солнца осветили все вокруг, и я страшно удивился, увидев на ступеньках спящих людей. Женщина, стоявшая рядом со мной, объяснила: "Они пришли сюда еще с вечера. И так каждый раз!".
И вдруг, пока я стоял там, у меня возникло странное ощущение. Мое тело начало дрожать так, словно меня кто-то взял за плечи и стал трясти. Сначала я подумал, что виной тому резкий ветер. Но на мне было много теплой одежды, и я не чувствовал холода. Дрожь, охватившая меня, была неконтролируемой и не прекращалась. Я никогда раньше не испытывал ничего подобного. Я не хотел говорить этого Джиму, но меня сотрясало до мозга костей. Дрожали и ноги, и все мое тело. "Интересно, - подумал я, что происходит? Неужели зто сила Божья снизошла на меня?" Пока я трясся, двери зала начали открываться и выросшая во много раз толпа зашевелилась. Я боялся, что тесно прижавшиеся ко мне люди почувствуют мою дрожь.
Джим дал последние наставления. "Бенни, - сказал он, - когда двери откроются, беги изо всех сил".
Я спросил: "Зачем?".
Он бывал на таких собраниях раньше, а потому объяснил: "Если не поторопишься, тебя затопчут". Я был рад такому совету и, когда двери Первой пресвитерианской церкви открылись, побежал быстрее всех - ашеров, молодых и старых людей - и скоро очутился перед самой платформой.
Но когда я попытался сесть, ашер объявил: "Здесь нельзя сидеть. Этот ряд занят". Позже я узнал, что штат мисс Кульман тщательно отбирал людей, которым разрешалось сидеть на первом ряду. Она была исключительно чутка к Святому Духу и позволяла сидеть перед собой во время служении только молитвенникам и надежным своим сторонникам.
К сожалению, второй ряд был уже занят, но мы с Джимом сумели сесть на третий ряд.
НЕПРЕКРАЩАЮЩАЯСЯ ДРОЖЬ
Служба начиналась только через час, поэтому я снял пальто, сапоги и перчатки и расслабился. Я понял, что дрожь, начавшаяся снаружи, не прекратилась и даже стала еще сильнее. Теперь я чувствовал пульсацию и вибрации, идущие сверху вниз по рукам и ногам. Казалось, меня привязали к какой-то работающей машине. Все это было так необычно, что я даже испугался.
На сцене начал играть органист, но я не обращал на него никакого внимания. Все мои мысли были сосредоточены на дрожи, которая сотрясала меня с головы до ног. Мне не было дурно, я не чувствовал себя плохо. Как раз наоборот, - и чем дольше все это продолжалось, тем прекраснее и спокойнее я чувствовал себя. Беспокойство и страх покинули меня.
Я взглянул вверх, и тут на сцене появилась Кэтрин Кульманн - без всякого объявления. Почти в то же мгновение атмосфера в зале изменилась, словно пропиталась электричеством.
Честно говоря, я не знал, чего ожидать. Я не слышал голосов, мне не пели небесные ангелы - я только чувствовал, как в течение целых трех часов мое тело дрожало с головы до ног.
НЕЖНЫЙ ВЕТЕР
Мисс Кульман повела собравшихся в песне "Как Ты велик". И вдруг я встал на ноги, поднял руки и начал петь в полный голос:
Тогда поет мой дух, Господь, Тебе:
Как Ты велик! Как Ты велик!
Мое щеки стали мокрыми, никогда раньше глаза не наполнялись так быстро слезами. Я чувствовал, как вознесся в присутствии Бога.
Я пел не так, как обычно пою в церкви. Я пел всем своим существом. И когда мы дошли до слов "Тогда поет мой Дух", они эхом отдались во внутреннем моем духе.
Я настолько погрузился в хвалу, что едва ли осознал, что дрожь прекратилась, совершенно прекратилась.
В следующие несколько минут на этом собрании я чувствовал себя так, словно вовсе покинул эту планету - и был вознесен во дворы Господни. Это поклонение было несравнимо ни с чем, что я испытывал в Торонто. Могу лишь сказать, что я увидел лицом к лицу чистую духовную Истину. Не представляю, что чувствовали другие. Я только знал, что встретился с Самим Богом.
По мере продолжения славного восхваления я почувствовал дуновение нежного ветра, С поднятыми руками, поклоняясь Господу, я на мгновение открыл глаза, чтобы посмотреть, откуда идет этот нежный ветер. Он был, как легкий бриз - очень мягкий, очень тихий.
Я поднял голову и посмотрел на витражное окно. Оно было закрыто и, кроме того, находилось слишком высоко.
Но что это был за необычный ветер? Во многом он действительно напоминал движение потоков воздуха - обдувая сверху вниз одну мою руку, потом другую.
"Интересно, - подумал я, - что происходит? Осмелюсь ли я рассказать кому-нибудь, что я почувствовал? Меня никто не поймет".
Дуновение этого ветра омывало меня, как мне показалось, минут десять. А потом я почувствовал, словно все мое тело обернулось теплым и чистым покрывалом.
"ПОМИЛУЙ"
На платформе мисс Кульман стала служить людям, чего я почти не замечал. Я полностью потерялся в Духе, чувствуя, что Господь приблизился ко мне так, как никогда раньше.
В этот момент я почувствовал непреодолимое желание поговорить с Господом, но все, что я смог сказать, были слова: "Дорогой Иисус, пожалуйста, помилуй меня". Я повторял эти слова снова и снова: "Иисус, пожалуйста, помилуй меня".
Я чувствовал себя таким недостойным принять излияние Божьей любви. Я был, как Исаия, который вступил в Божье присутствие. Тогда он закричал: "Горе мне! погиб я! ибо я человек с нечистыми устами и живу среди народа также с нечистыми устами, - и глаза мои видели Царя, Господа Саваофа" (Ис. 6:5).
То же самое происходило, когда люди встречались с Иисусом. Они видели собственное осквернение и испытывали потребность стать чистыми. В этом прекрасном святилище, где с платформы говорила удивительная евангелистка, именно это и происходило с Бенни Хинном. Небесные прожектора ярко осветили мое сердце. Я ясно увидел всю свою неправедность, несовершенство, слабости и грехи.
Снова и снова я просил: "Дорогой Иисус, пожалуйста, помилуй меня".
Вдруг я услышал голос Господа, который невозможно перепутать ни с чем. Он сказал мне очень мягко: "Моя милость пребывает на тебе в изобилии".
С того самого дня, как я стал христианином, я всегда молился Господу. И теперь Он Сам заговорил ко мне! Мне хотелось, чтобы это общение никогда не прекращалось!
Служение продолжалось, а я все тихо плакал, никого не стыдясь и не смущаясь. С этим не может сравниться ничто из того, что в состоянии предложить земная жизнь. Дух преображал меня, и все остальное уже казалось неважным. Именно об этом говорит Слово: "И мир Божий, который превыше всякого ума, соблюдет сердца ваши и помышления ваши во Христе Иисусе" (Фил.4:7).
Посреди этого великолепного прославления в моих ушах отзывались слова Господа: "Моя милость пребывает на тебе в изобилии".
ПОЧЕМУ ОНА ПЛАЧЕТ?
От Джима Пойнтера и других я слышал о невероятных Плесах, которые происходят на собраниях Кэтрин Кульман, но я совершенно не был готов к тому, чему стал очевидцем. В течение трех следующих часов люди потоком устремлялись к платформе, свидетельствуя об исцелениях, которые произошли с ними на этом собрании.
Я видел, как одна женщина поднялась из инвалидной коляски. Глухие начинали слышать. Другие исцелялись от артрита, головных болей, опухолей и прочих болезней.
О, какое это было собрание! Никогда раньше меня так не касалась сила Божья.
Собрание продолжалось, а я тихо молился, как вдруг понял, что все затихли. Я сразу взмолился: "Господь, пусть это собрание никогда не кончается".
Когда я посмотрел вверх, то увидел, что мисс Кульман закрыла лицо руками и заплакала. Ее рыдания становились все громче и громче, и все в собрании замерли, боясь пошевелиться. Не двигались и ашеры. Глаза всех присутствующих были устремлены на нее.
Я подумал: "Но почему она плачет?" Я никогда не видел у служителей такой реакции - а позже мне сказали, что никогда раньше мисс Кульман не делала ничего подобного.
Ее рыдания продолжались, как мне показалось, минуты две. Затем ее голова резко откинулась назад, глаза ярко вспыхнули, - она была всего в нескольких футах от меня. Ее манера тут же изменилась, и она стала уверенной - почувствовав святое дерзновение. С сильным чувством и властностью она ткнула пальцем в аудиторию. В то же время можно было видеть выражение боли, исказившее черты ее лица. Испытывая явную боль, все еще всхлипывая, она посмотрела на огромное скопление людей и сказала, медленно растягивая слово "пожалуйста": "Пожааалуйста, не огорчайте Святого Духа".
Она буквально молила. "Пожалуйста, - плакала она, - не огорчайте Святого Духа".
Ее глаза, казалось, смотрели прямо на меня.
Пока она говорила, я сидел не двигаясь, почти не дыша. Обеими руками я вцепился в спинку стоявшего передо мной стула и думал, что будет дальше?
Затем мисс Кульман сказала: "Разве вы не понимаете? Он - все, что у меня есть!".
Я не понял, что она имеет в виду, но она продолжала умолять: "Пожалуйста! Не причиняйте Ему боли. Он - все, что у меня есть! Не делайте больно Тому, кого я люблю". Если я доживу и до ста двадцати лет, я не забуду этих слов - и того, с какой мольбой она просила об этом.
"САМЫЙ БЛИЗКИЙ ДРУГ"
С тех пор, как я стал рожденным свыше верующим, я слышал, как многие евангелисты, служители и учителя говорили о Святом Духе, но никто не говорил о Нем таких слов, какие я слышал на этом собрании. Они рассказывали о дарах Святого Духа, о языках или пророчествах - но никогда не называли Его "самым близким, самым личным, самым нежным и самым любимым другом".
Что же говорила о Святом Духе Кэтрин Кульман? Она свидетельствовала о Нем как о реальной и живой личности. С сильным чувством она показала длинным пальцем на толпу и сказала с большой уверенностью: "Он намного реальнее для меня, чем вы, - намного реальнее, чем все, что есть в этом мире!".
В этот момент - когда она произносила эти слова - что-то проникло в меня. Я снова заплакал и сказал: "Господи, пожалуйста, дай мне познать Тебя так же близко".
Поскольку я впервые присутствовал на таком собрании, я думал, что все участники чувствовали то же, что я. Теперь я знаю, что Бог работает с каждым из нас индивидуально. Я убежден, что многое из того, что происходило на этом собрании, было приготовлено Богом специально для меня.
Но понимал ли я полностью все, что произошло на этой встрече? Это было невозможно. Однако я абсолютно уверен в том, что Божья сила и реальность полностью трансформировали мою жизнь.
Перед закрытием собрания я поднял глаза и увидел нечто, подобное легкому туману, венчавшему голову женщины-евангелистки. Я подумал было, что мои глаза затуманились от слез. Но я посмотрел еще раз и увидел, что ее голова действительно была обрамлена легким сиянием. Через это облачко ее лицо светилось мягким светом.
Вспоминая тот невероятный день, я не думаю, что Господь хотел прославить мисс Кульман. Я абсолютно убежден в том, что Он использовал собрание для того, чтобы проявить передо мной Свою великую силу и власть.
Люди начали расходиться, а я не хотел уходить из зала. Я сидел и размышлял о том, что только что произошло на этом месте. Я думал: "О, если бы моя семья могла пережить то, что я почувствовал!"
Я мог бы просидеть там весь день, но меня ждал автобус. У выхода из церкви я задержался на секунду, повернулся назад и подумал: "Что она имела в виду? Что она хотела сказать, назвав Святого Духа своим другом?".
Весь путь обратно в Торонто я продолжал думать: "Как может Святой Дух быть таким реальным для нее? Неужели Он есть Личность?" Я просил нескольких человек помочь мне понять это, но они не смогли. Я приехал домой совершенно изможденным, поскольку за все эти два дня спал всего четыре часа. Но Бог еще не закончил работать со мной.
Предыдущая глава    Оглавление    Следующая глава



2001–2022 Электронная христианская библиотека